kuznecovsv: (Default)
[personal profile] kuznecovsv
Михаил Пожарский. Симптомы одичания

31 марта 2011 года в Латвии скончался Василий Кононов - советский ветеран и официально осужденный военный преступник. Человек, который вот уже много лет служит камнем преткновения в российско-латвийских отношениях и, вероятно, продолжит им быть даже после своей смерти.

Началась эта история в далеком 1940-м году, когда части советской армии вступили на территорию Латвийской Республики, а семнадцатилетний уроженец латвийской Латгалии Василий Кононов - вступил в комсомол. В 1941-м году, после того как Латвию заняли немецкие войска, ставший уже руководителем комсомольской ячейки Кононов бежал в СССР. Чтобы в 1943-м спрыгнуть с самолета "Дуглас" рядом с родной Латгалией, но уже в роли партизана-диверсанта.  

Интересующие нас события произошли в 1944-м, когда Кононов уже командовал партизанским отрядом. Хотя, пожалуй, неправильно называть его партизаном. Партизан - это ополченец (не солдат регулярной армии), воюющий против регулярной армии врага с помощью саботажа, диверсий и террора. Люди, прошедшие специальную подготовку и заброшенные в тыл врага для ведения диверсионной деятельности - диверсионный спецназ. В англоязычных материалах Европейского суда Кононова называют commando.

27 мая 1944 года отряд диверсионного спецназа под командованием Кононова, переодетый в форму Вермахта, вошел в латгальское село Малые Баты. Где учинил расправу над девятью местными жителями - были убиты шестеро мужчин и три женщины, одна из которых была на последнем месяце беременности. Одни были расстреляны, другие сожжены заживо. Командиру отряда Кононову был тогда 21 год. В 1998 году о действиях Кононова - уважаемого пенсионера, бывшего начальника уголовного розыска Латвийской ССР - неожиданно вспомнили. И затянулась многолетняя судебная тяжба - "народ Латвии против Василия Кононова".

Достоверности описанных событий Кононов ничуть не отрицал. По версии защиты, убийство девятерых жителей села Малые Баты было местью за убитых советских партизан. Незадолго до того, местный житель Модест Крупник "сдал" разместившийся у него отряд. То ли непосредственно немцам, то ли местному латышскому ополчению (айзсарги). В итоге, 12 партизан были убиты. К этому обычно добавляют деталь - включая грудного ребенка. Хотя и не очень понятно, что мог делать грудной ребенок в отряде диверсантов. Также Кононов утверждал, что это "партизанский трибунал" вынес решение о "предательстве" жителей Малых Бат. Ему же приказано было препроводить их для "партизанского суда", и в убийствах сам Кононов не участвовал. Проще говоря, вину диверсант Кононов валил на подчиненных. Что шло вразрез с показаниями свидетелей, утверждавших о его личном участии в расстрелах.

Запомним главное: под командованием Кононова были убиты девятеро, включая трех женщин. Нет никаких документальных подтверждений службы убитых в военных и полицейских формированиях Третьего Рейха, но "чисто теоретически" можно представить шестерых взрослых мужчин служащих "полицаями". Однако в полицаи не брали женщин, особенно, беременных. Следовательно, как ни крути, но убийство трех женщин не расправа над "пособниками", а акт чистой, бессмысленной жестокости. Не говоря уже о ребенке, который еще не родился, но был признан пособником фашизма.

В 2000 году Кононова впервые признают виновным - Рижский районный суд приговаривает его к шести годам заключения (статья 68-3 Уголовного кодекса Латвийской ССР 1961 года). Но в 2003 году Латгальский районный суд его отпускает - по мнению суда, убийство шестерых мужчин могло считаться необходимым по военным меркам, но убийство трех женщин и сожжение домов были признаны бандитизмом, по которому вышли сроки давности. В 2004 Верховный суд Латвии опять признал Кононова виновным в военных преступлениях. Однако финальная битва произошла позже - в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ).

ЕСПЧ, собственно, никого не "осуждает" и не "оправдывает", а только решает - не нарушались ли права человека и юридические нормы. Пока российская пресса поливала читателя рассуждениями о "попытке пересмотра итогов Второй мировой войны" и "нацизме, поднимающем голову в Латвии", реальная защита Кононова строилась так. На территории аннексированной в 1940 году Латвии действовал Советский уголовный кодекс образца 1926 года. В соответствии с ним Кононов преступник, но сроки давности - 10 лет - давно вышли. А преследовать его по каким-то другим законам (в т.ч. по кодексу 1961 года) нельзя, ибо это противоречит 7 статье Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Она запрещает судить "ретроспективно" - по законам, которые не действовали на момент совершения преступления. В первый раз европейский суд эту хитрость благополучно скушал и даже присудил Кононову компенсацию - 30 тыс. евро от 11 млн. им запрошенных. Именно об этом решении кричала российская пресса заголовками "Кононова признали невиновным в Страсбурге".

Но в 2009 году Большая палата ЕСПЧ, вспомнив о Гаагских и Женевских конвенциях, решила, что статья 68-3 базировалась на нормах международного права, а Кононов, как кадровый военный, не мог не знать, что совершает военное преступление. Следовательно, нарушения 7 статьи нет. Российская пресса в ответ запестрела заголовками о "пересмотре Нюрнберга". Хотя, казалось бы: если бы Нюрнбергский трибунал таким же образом руководствовался 7 статьей (которой тогда, впрочем, еще не было), то никак не мог бы осудить немцев за геноцид евреев. Т.к. по немецким законам это было не преступлением, а общественно-полезным делом, и преступники не могли знать, что совершают преступление. Трибунал должен был отпустить виновников на все четыре стороны и вручить им по паре Железных крестов за отличную работу.

Состав судей Большой палаты был следующий:

Jean-Paul Costa (France), President,
Christos Rozakis (Greece), 
Nicolas Bratza (the United Kingdom), 
Peer Lorenzen (Denmark), 
Françoise Tulkens (Belgium), 
Josep Casadevall (Andorra), 
Ireneu Cabral Barreto (Portugal) 
Dean Spielmann (Luxembourg), 
Renate Jaeger (Germany), 
Sverre Erik Jebens (Norway), 
Dragoljub Popović (Serbia), 
Päivi Hirvelä (Finland), 
Ledi Bianku (Albania), 
Zdravka Kalaydjieva (Bulgaria), 
Mihai Poalelungi (Moldova), 
Nebojša Vučinić (Montenegro), judges, 
Alan Vaughan Lowe (Latvia), ad hoc judge, 

В пользу Кононова выступили лишь трое: Франция, Молдова и Болгария. Одна страна - бывшая республика СССР, вторая - из зоны советского влияния. Ну и Франция, где когда-то расправы над "предателями" были похлеще кононовских.

Решение окончательное, Кононов умер в статусе военного преступника. Так и не раскаявшись. И мы уже не узнаем - была ли его убежденность в собственной правоте крепка или горящая беременная Текла Крупник все-таки иногда являлась ему во сне. Но самое интересное - реакция российских властей и общества.

Симптомы одичания
     
Самыми первыми за Кононова вступились представители Национал-большевистской партии, еще в самом начале - в 1998-м. В девяностые годы российские власти так усердно ругали СССР, что симпатии к нему превратились в форму протеста для некоторой части молодежи. Эта молодежь составила Национал-большевистскую партию, и приняла фирменный ее стиль - мешанину из самой разной тоталитарной эстетики. СССР, Третий Рейх, Мао Цзэдун, чучхе и т.д. Кононов был для них вполне подходящим "героем".

Но вскоре инициативу НБП перехватили официальные лица. Первый был Юрий Лужков. Затем Кононову даровали российское гражданство и 5 миллионов рублей казенных денег, Дмитрий Рогозин предложил представить Кононова к государственной награде. Теперь президент Медведев выражает соболезнования близким и родным покойного: «В годы Великой Отечественной войны Василий Макарович самоотверженно сражался с фашистскими захватчиками. Всю свою жизнь он хранил верность боевому содружеству, защищал правду о событиях тех лет». Не отстает премьер-министр Путин: «Искренне соболезную родным и близким ушедшего из жизни Василия Макаровича Кононова. Мы все глубоко уважали этого сильного духом, мужественного человека. Он с большим достоинством прошел через все испытания, выпавшие на его долю. До конца - сохранил веру в свои идеалы. И навсегда останется в нашей памяти».

Вдумаемся в происходящее: на скамье подсудимых сидит человек и говорит: "Да, я участвовал в убийстве девяти человек, включая трех женщин, одна из которых была беременна". А ему в ответ: "Герой! Представить к награде! Дать пять миллионов! Образец несгибаемого духа и мужества!"

Это ли не фантасмагория? Ведь даже вступиться за Кононова можно было по-другому. Выразить соболезнования родственникам погибших в селе Малые Баты, но призвать к милосердию и примирению. Однако заявления совсем иные: "Убил? Беременную? Молодец! Держи 5 миллионов!"

Причем, как уже описано выше, реально в суде Кононов защищался по-другому - утверждал, что имел приказ арестовать "предателей", а в убийстве, совершенным его отрядом, участия не принимал. Оправдание для командира отряда наивное, но все же человеческое. Тогда как российская пресса и официальные лица защищали его сугубо с позиции людоедской: "Убивал пособников фашизма, включая женщин и детей - слава герою!"

А как же к военным преступлениям относились в самом Советском Союзе? Например, по данным Военной прокуратуры, в первые месяцы 1945 г. за совершенные бесчинства по отношению к мирному немецкому населению было осуждено военными трибуналами 4148 офицеров и большое число рядовых. Многие процессы завершились расстрелами.

Быть может, представители войск НКВД были неподсудны? Никак нет:

"Управление Внутренних войск НКВД Украинского округа
г. Ровно от 25.12.44 № 00792
Командирам соединений и отдельных частей округа...  

...Так, например, бывший командир взвода автоматчиков 223 осб 25 стрелковой бригады младший лейтенант Дорофеев при выполнении операции 14 и 19 ноября 1944 года самолично, без всяких оснований расстрелял 7 человек, в это же время по его приказаниям было расстреляно ещё 6 человек (см. приказ войскам Округа от 6.12.44 № 072). За совершённые преступления Дорофеев Военным Трибуналом приговорён к расстрелу.

Начальник штаба 174 осб 21 стрелковой бригады майор Полянский совместно с работниками НКВД 22 ноября с.г. при проведении операции в с. Кривеньки в пьяном состоянии сам начал сжигать дома и расстреливать местных жителей, а также приказал красноармейцам жечь дома, что последними и было сделано. В общей сложности сожжёно 30 домов, при этом было расстреляно 10 человек местных жителей.

Полонский от занимаемой должности отстранен и предается суду Военного Трибунала. Работники НКВД также привлекаются к служебной ответственности.

Приказываю:

1. Предупредить, в первую очередь, всех офицеров и весь личный состав, что за за каждый случай нарушения революционной законности и бесчинства виновные будут предаваться суду Военного Трибунала.

2. О всех случаях нарушения революционной законности и бесчинств немедленно доносить, назначать дознание и весь материал с заключением направлять мне для предания виновных суду Военного Трибунала…

п/п Начальник ВВ НКВД УО генерал-лейтенант Марченков.
РГВА: ф. 38698, оп. 1, д. 10, л. 1."  


Получается, что Кононова не осудили в Советском Союзе вовсе не потому, что он "герой" и "партизан" - на что упирает современная российская пропаганда. А скорее потому, что советский военный трибунал не узнал о случившемся в селе Малые Баты. Случись подобное перед носом у регулярной Красной Армии - по советским же законам Кононов мог пойти под суд, невзирая на ордена и заслуги. По всему выходит, что современные защитники Кононова пытаются быть большими "советскими патриотами", нежели были сами советские. И через это еще больше дискредитируют и так повинную во множестве преступлений советскую систему.

Принцип коллективной ответственности, когда семьи целиком карают за действия отдельных членов, на практике в СССР применялся. Можно вспомнить знаменитый сталинский приказ номер 270, в частности гласивший "во время боя срывающих с себя знаки различия и дезертирующих в тыл или сдающихся в плен врагу, считать злостными дезертирами, семьи которых подлежат аресту как семьи нарушивших присягу и предавших свою Родину дезертиров". Или известное - "дети врага народа". Но за "самоуправство на местах" СССР карал строго (см. выше), наказывая своих преступников в форме так же, как в любой другой армии.

СССР всегда постулировал свое этическое превосходство над нацистской Германией. Вспоминается эпизод из одного советского военного фильма: советский танкист пытается разрушить немецкий виноградник, его окружают товарищи и спрашивают - зачем он это делает? Тот говорит, что это месть немцам за их разрушения в СССР. Но старшие товарищи тут же объясняют, что "мстя" он не будет отличаться от нацистов и предлагают также убить немецкого мальчика в качестве расплаты "за смерть советских детей". Идея убийства немецкого мальчика, само собой, кажется совершенно запредельной. Такая этика декларировалась СССР. Современным российским защитникам Кононова убийство мирных жителей не кажется чем-то запредельным и это уже совсем не советская этика. Тогда какая?

В связи с делом Кононова часто можно встретить и такое мнение: судить Кононова нельзя лишь потому, что он, во-первых, "свой", во-вторых, представитель победившей стороны, что автоматически дает ему право на любые преступления против проигравших. Носители данных взглядов также считают, что Нюрнбергский трибунал был не судом над преступниками, а просто ритуальной пляской победителя на трупе проигравшего. И что, если бы проиграли Союзники - равноценный международный трибунал можно было бы устроить над ними. Обычно носители таких взглядов считают себя познавшими Дао мировой "реальной политики".

Действительно, это "реальная политика", но не времен Модерна, а времен Средних веков. "Право сильного" и непременное желание все прощать "своему сукину сыну" – племенная этика уровня кишлака и аула. За последние 20 лет в России выстроили настоящее сословное общество, которое ничуть не стесняется своей средневековой сущности. Есть вооруженные представители высших каст, а есть простые бесправные пейзане. Если в национальных государствах эпохи Модерна закон един для всех, то в мире феодальном - для вооруженного привилегированного сословия он один, для всех остальных - другой. Либо ты в банде (государственной или негосударственной), либо никто. За двадцать лет такой веселой феодальной жизни жители России впитали своеобразную феодальную этику, краеугольными камнями которой являются "право сильного" и круговая порука для "своих сукиных детей" (членов банды).

Не так давно была история: томские милиционеры сожгли заживо некоего гражданина. А чего им в действительности бояться? Они представители системы с круговой порукой, которая отмажет "своих сукиных детей", написав в протоколе, что гражданин был, во-первых, пособником Аль-Каиды, а, во-вторых, сжег себя сам.

В таких условиях русские живут уже 20 лет, что, конечно, не могло не привести к соответствующей деформации психики: и, глядя на Кононова, люди искренне недоумевают, почему носитель "права сильного" на той войне должен теперь идти под суд. Как же круговая порука? Там, где советские граждане истово отрицали любые преступления советского режима, но никогда не опускались до восхваления людоедства, житель российского феодального паханата, ничтоже сумняшеся, заявляет - "Людоед? Ну и что? Это наш людоед и людоед-победитель!" Думая, что "мировая политика" - это такая же борьба разных банд между собой, как в современной России. Только в мировом масштабе.

Реакция на дело Кононова – симптом одичания российского общества.


См.также:





Profile

kuznecovsv: (Default)
Сергей Кузнецов

May 2011

S M T W T F S
1234567
89 1011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 08:49 pm
Powered by Dreamwidth Studios